Печать

Большое чтение на 60 параллели
Мифы и сказки Югры

Концепция проекта

Душа
становится сродни тому,
на что она смотрит

Маленький принц
Хватит рассказывать сказки!
Чей голос мы слышим сейчас? Голос рассерженного взрослого человека или мальчишки-нигилиста, или... Продолжим про себя, исходя из жизненного опыта. Сказки в обыденном сознании стали восприниматься архаикой, плетением словес "тёмных" предков, пригодных лишь для развлечения малышей. Фантазии стали неразличимы с враньем, а миф воспринимается обывателем устойчивым синонимом несуществующего.
Современному взрослому человеку ни мифы, ни сказки не нужны. Ну разве что на отдыхе. Он прагматичен, скован сотней социальных условностей и требований, испуган или, напротив, пресыщен происходящим вокруг, и очень, очень занят. До изнеможения. Когда-то давно, в двадцатом столетии люди искренне верили, что развитие "научно-технического прогресса" освободит нас от бытовой рутины для осмысления сущностных вопросов бытия. Но вот технологии вошли в нашу жизнь, теперь мы с ними в плотной связке — ежедневно что-то осваивая, потребляя и совершенствуя.
И что же? Никакие технологии, даже "гуманитарные" технологии, — не помощники в развитии гуманитарного (самого естественного для человека) мировоззрения, понимании философии жизни, пробуждении заботы о своей планете (привет тебе, Маленький принц!). Гуманитарного мировоззрения, исключающего вульгарный материализм, мировоззрения, восприимчивого в равной степени как к природным ландшафтам, так и к культурным, различным культурным ландшафтам. А без мировоззрения такого свойства ( даже если в основе лежит различная картина мира) человек, будь он сто раз успешен, остается слепым и глухим к явлениям Иного: иного опыта, других жизненных миров, смыслов, интерпретаций. В таких встречах с Иным вместо контакта, вместо расширения картины мира, как правило возникает агрессия, конфликт. 

 

Принцесса Укок[1]

В далеком от Югры краю на плоскогорье Укок было найдено погребение  мумии бритоголовой  женщины в высоченном головном уборе, украшенном золотыми фигурками птиц . Тело неведомой леди покрывают затейливые письмена-татуировки. Их смысл не могут разгадать до сих пор, как и всё, связанное с этой находкой. Алтайцы же верят, что в татуировках их царевны или жрицы, охраняющей край, скрыта некая важная информация. Откроется, когда придёт срок.

Мумия была немедленно увезена в новосибирский академгородок . Там и хранится, многажды ощупанная, поскобленная и вымоченная в исследовательских ваннах.

 


[1] В Новой газете от 15 августа 2014 можно найти важную в контексте проекта и в контексте современного развития Югры  историю противостояния жителей Алтая и исполнительной власти.

Коренные жители Алтая в тревоге,  так как увязывают с содеянным кощунством начавшуюся с этого времени на Алтае нескончаемую вереницу человеческих смертей, техногенных и природных катаклизмов. Они требуют возвращения и предания древней принцессы родной земле. Все эти годы.

Современный взрослый человек,  конечно же, лишь посмеётся над этими тёмными представлениями. Конечно же, мир прост как скорлупа от выеденного яйца — природа не одушевлена, человек —царь природы.  И нет никаких тончайших связей между нашим плоским срединным миром и Неким потусторонним. И вся смертоносная статистика, приведенная в статье, рассказывающей эту историю — лишь совпадение.

Тем временем согласно планам федеральной и местной властей по священному плоскогорью Укок  пройдет один из участков будущей газовой магистрали в Китай. И вслед за археологами сюда уже пришли геодезисты.

Автор газетной публикации, расследующий происходящее на Алтае, наш современник,  ­— скорее потомок незабвенного Маленького принца, чем современный взрослый человек. Он, Алексей Тарасов, проговаривает: "Я знаю: ландшафт может надиктовывать судьбу, философию, стиль и ту любовь и смерть, о которых ты даже подумать не мог. Знаю, как тебя зажигают рисунки трав и мхов, стрелки рек, очертания низких и стремительных облаков, обрывков тумана, как взывают и инструктируют о дальнейших действиях тусклые плоскости неба, снежных равнин, одинокое дерево на горном склоне. Если врубаешься, это — как приказ, ты уже не можешь быть другим...

Кто НАМ мешает пытаться читать то, что есть в этом мире и формулировать выводы? И пусть это будут даже попытки прочесть то, что пишут сейчас в небе ласточки. Не стоит клеймить эти попытки, ведь птичьи движения не обессмысливаются от того, что мы не понимаем, что они пишут. Может, так и задумано, и они вовсе и не нам это пишут, их читатель с другой стороны от них".                                                      


И в Югре живут потомки Маленького принца. В Ханты-Мансийске — художник Геннадий Райшев. Посмотрите на его картины, послушайте мифы и сказки, что они рассказывают. О Зелёном солнце, о Кукушке над лесом, о Морошковой бабе, о том, кто живёт в речной ряби, в мареве летнего дня, в уханье болот. В Сургуте — фотограф Георгий Корчёнкин, который пытается разгадать с птичьей высоты письмена и знаки, что вычерчивают изгибы наших рек и болот. Еремей Айпин, Татьяна Гоголева, (список можно дополнить) — к удивлению своему и к радости, мы найдем таких людей среди своих знакомых. Какая-то часть собственной души — той же породы, из того же тайного сплава.
И если современный серьёзный человек не в силах поверить во всё это "язычество", то почему он не должен хотя бы относиться к этому, живому в душах целых народов, — с уважением?
Алтайский народ читает послания своей земли. Народы, населявшие территорию древней Югры задолго до прихода сюда русских казаков, так же чутки. В их мировоззрении есть сила, которая может спасти мир, стоящий на краю цивилизационной пропасти. Ханты и манси относятся к планете, к Небу, земле и реке, к себе, к жизни и смерти иначе, чем мы. Современный серьёзный человек не слышит, о чём речь.
В урбанистической ли глухоте дело? В трудностях ли перевода тех крупиц наследия культуры ханты и манси, что удаётся собрать исследователям? Но дело и в том, что языком публицистики или академическим о таких вещах говорить невозможно. Не так устроены те языки.
Попробуем погрузиться в мифопоэтику этих народов, проводников этой неведомой нам культуры, зачерпнуть ладошкой из источника ценного знания, как из колодца. Поэтому под обложкой главной книги проекта будут собраны сказки, предания, современные эссе.
Вглядеться, вслушаться, вчитаться, вдуматься — большого труда будет стоить современному взрослому и да, тому самому серьёзному человеку. Да как известно, без труда не выловишь и рыбки из пруда. Важно услышать голоса. И то, что ворохнётся в груди в ответ. Может быть.
А что же наши дети? Какие сказки они читают? На какой гуманитарной основе складываются их отношения с малой родиной? Большинство их дедушек и бабушек, что приехали 30-40 лет назад с Большой Земли в сургутский край, выросли на Большой Земле, где вся среда пропитана традицией, где живы представления о краевой истории и культуре хотя бы в шаге на 200-300 лет назад. Через образы и сказки, через архитектуру и иные культурные хронотопы установилась понятная душе нерушимая связь с родной землёй. Детям сегодняшних нефтяных городов Югры как никому другому важны обретение малой родины, впитывание исторического и культурного понимания земли, на которой они рождены.
"Мифопроза..., основанная на прямой преемственности коренным сказителям, хранителям угорских мифов — это гораздо больше, чем архивирование фольклора, это очень живой и мощный поток, способный оживить индивидуальное сознание и привести его к реструктуризации, инициировать внутреннюю Работу".

Работа и молитва
Единственно возможный способ чтения в этом волшебном проекте, в путешествии в неведомое, отчасти иррациональное, будет сродни сновИдению.
"Сновидения в духовной культуре ханты, — по утверждениям исследователей, — чтутся как послания иного мира, в которых душа спящего может общаться с душами умерших людей и другими духовными сущностями". Договоримся и мы отложить в сторону критическое восприятие, умерить пыл исследователя-неофита. Отложив, — погрузиться в пространство образов и их отношений.
Совместно читать вслух, пробовать вчувствоваться, воспоминать, рисовать, путешествовать, отгадывать загадки, играть, смотреть в небо, не верить своим глазам и верить себе, — такая работа ждёт участников проекта, — овладевание искусством "навигации по звездам".

 

                                Сундук за семью печатями

В сентябре 2012 года в Екатеринбурге состоялся седьмой Открытый музейный форум, на котором Гран-при завоевал Сургутский краеведческий музей с проектом "Сказки и куклы Нёрым-Ях". Лучший проект выбирался по двум основным критериям: первый – это чтобы проект был творческий, не рутинный и обыденный; второй – чтобы это была именно российская находка, то, что мы можем предложить мировому гуманитарному сообществу. У сургутского проекта были очень сильные конкуренты из Перми и Ханты-Мансийска - с современными дизайнерскими и мультимедийными экспозиционными решениями. Экспертный совет отдал предпочтение игре в лоскутики. Обращение к народной сказке и кукле кажется универсальным ключиком к постижению микрокосма любой культуры. Человек, подержавший в руках этот ключик, получает культурный навык "навигации по звездам" в личном пути к  Космосу.                                                                                                                                                                                  

Тайна бытия земного, что скрывается за семью печатями мифопрозы, собранной в книге проекта, отличается от текста Книги Откровений. Но понимание этих вещей, или хотя бы обращение к этим вопросам оспосабливает человека на его жизненном пути.
Вот они:

Рука бога

Однажды в музее Ханты-Мансийска, я увидела предмет,

 который заворожил меня
однажды и на всю жизнь.
Это был крюк, на который женщина ханты подвешивала колыбель.
Он был выточен из цельного куска дерева в виде цепи.

Много позже ко мне пришло знание, что такой крюк
встречается во многих традиционных культурах

в той или иной версии, орнаментированный или вовсе без охраняющих символов,
но всегда выточенный из цельного дерева.

А еще позже я услышала рассказ своего старого друга
-
художника и мудрого сказочника из Тобольска.
 Видишь, говорил он мне, цепь имеет три звена.
Это о неразрывной связи прошлого, откуда пришел на землю человек, о его судьбе и о том, что всегда ждет нас в будущем и связано неразрывно с тем, как мы здесь,
в настоящем

растём.

Каждая часть этой цепи столь же хрупка в наших руках и так же бесконечна,
как и форма звена
форма круга или овала.
Она не имеет ни начала, ни конца.
И в своем сочленении эти звенья обеспечивают не только мягкое, мерное покачивание колыбели, но и прочность.

Трение происходит всё время с некоторой сдвижкой.
Потому, хотя и выточено тонко, но не снашивается. Несмотря на то, что крюк передаётся по наследству  от матери к дочери и служит в роду не одному поколению.
Такая вот надёжная вещь.

Описание пространства работы в проекте будет неполным, если не сказать о молитве.
Это тот самый звук, что исходит из человеческого сердца, когда мы смотрим в Небо, когда обращаемся к нему в знак признания своего срединного места, когда посвящаем ему плоды трудов своих и доверяем свои чаяния и просьбы о помощи. Молитва — голос человеческий, он прокладывает путь к диалогу человека с его альтер-эго. И все мифы, сказки, все рассказы и воспоминания, которые будут звучать в пространстве этого проекта, — есть молитва, попытка обращения к Небесам. Отнесёмся к каждой такой попытке в проекте — с уважением.


_____________

Использованные материалы
Соровские озера: ищем наследников. Олег Кардаш. Журнал "60 параллель"
Мультимедийная программа к выставке "Мифологическое время". Государственный музей природы и Человека, г. Ханты-Мансийск.